phone icon+7 (495) 649-87-12
divider

Прецедент по делу Первого Республиканского Банка


TASS_7027824-pic668-668x444-93732

Юридическая фирма «Надмитов, Иванов и Партнеры» представляет Вашему вниманию статью «Прецедент по делу Первого Республиканского Банка», опубликованную в журнале «Международные банковские операции» издательского дома «Регламент». Авторами статьи выступили старший юрист фирмы Михаил Степкин и партнер Денис Казаков.

Статья

Отказ управляющего от иска — крайне редкая ситуация в банкротстве как юридических лиц вообще, так и банков в частности. Однако конкурсный управляющий отказался от заявленных требований в адрес иностранного банка, поскольку с учетом сформированных доводов защиты стало очевидно, что обжалуемые сделки не влекут за собой пополнение конкурсной массы российского банка.

Как убедить конкурсного управляющего отказаться от невыгодного банку-банкроту иска к иностранному банку?

В 2014 г. Банк России отозвал лицензии у более 80 кредитных организаций, что превысило совокупное количество отозванных лицензий за предыдущие два года. Не избежало данной участи и ОАО «Первый Республиканский Банк», которое до отзыва лицензии осуществляло деятельность с 1992 г.

По информации, размещенной на сайте Агентства по страхованию вкладов, лицензия была отозвана у банка в связи с неисполнением требований банковского законодательства и нормативных актов Банка России, а также в связи с неспособностью банка удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам. Отзыву лицензии предшествовало неоднократное выявление нарушений Банком России.

Также известно, что ПРБ проводил высокорискованную кредитную политику, связанную с размещением денежных средств в низкокачественные активы. В связи с неудовлетворительным качеством ак

тивов, не генерировавших достаточный денежный поток, банк не обеспечил своевременное исполнение обязательств перед кредиторами и вкладчиками, а руководители и собственники ПРБ не предприняли действенных мер по нормализации его деятельности и восстановлению финансового положения.

Вскоре после отзыва лицензии было инициировано дело о банкротстве ПРБ, в рамках которого конкурсный управляющий в лице АСВ занял активную позицию по оспариванию сделок банка, совершенных в предбанкротный период. Активность агентства принесла свои плоды, и из 84 поданных заявлений суд удовлетворил 71: таким образом, результативность превысила 84%.

На этом фоне выделяется одно из дел, в рамках которого аргументация представителей ответчика убедила конкурсного управляющего отказаться от оспаривания сделки. Это действительно экстраординарный прецедент для споров с АСВ, которое, как правило, всегда до последнего настаивает на удовлетворении заявлений, используя все способы правовой защиты вплоть до обращения в высшие судебные инстанции.

В качестве ответчика по заявлению конкурсного управляющего ОАО «Первый Республиканский Банк» был привлечен и иностранный банк. Действуя в интересах кредиторов, заявитель требовал признать недействительными сделки на сумму более 100 млн руб. на основании ст. 61.3 Закона о банкротстве, усмотрев в них сделки с предпочтением.

По другим обособленным спорам по заявлениям конкурсного управляющего уже имелись вступившие в силу решения арбитражного суда о признании недействительными сделок по отчуждению недвижимого имущества Первого Республиканского Банка в пользу клиентов иностранного банка. Из обстоятельств дела следовало, что перед отзывом лицензии российский банк по поручению иностранного банка открыл таким клиентам расчетные счета. Затем по этим счетам были сделаны банковские проводки по зачислению на них денежных средств, ранее размещенных в Первом Республиканском Банке иностранным банком в качестве межбанковского депозита.

После признания сделок по отчуждению недвижимости недействительными образовалась задолженность российского банка перед клиентами, однако требования клиентов не были включены в реестр требований кредиторов, в том числе и по причине пропуска сроков для подачи соответствующего заявления.

Обжалуемые конкурсным управляющим по настоящему делу сделки выступали основанием для зачисления денежных средств на счета указанных клиентов, будучи цессией в их адрес от иностранного банка, и давали им право требования к российскому банку на сумму межбанковского депозита, размещенного в интересах физических лиц, но от имени иностранного банка. При этом отношения между физическими лицами и иностранным банком регулировались фидуциарными соглашениями, содержавшими оговорки о применении к ним иностранного права.

В случае удовлетворения требований конкурсного управляющего участники сделок были бы возвращены в исходное состояние, в связи с чем иностранный банк был бы обязан вернуть денежные средства клиентам и столкнулся бы с фактической невозможностью полного или частичного взыскания денежных средств с российского банка по причине его банкротства.

По мнению конкурсного управляющего, в результате сделок по уступке прав требования иностранный банк получил неосновательное предпочтение. Тем самым была изменена очередность в ущерб другим кредиторам, имевшим правопритязания к российскому банку, который являлся неплатежеспособным на момент совершения сделок и соответствующих им банковских транзакций.

Для эффективного опровержения доводов заявителя юридическая фирма провела независимую аудиторскую экспертизу на предмет проверки платежеспособности и основных коэффициентов коммерческой деятельности Первого Республиканского Банка на дату обжалуемых сделок и транзакций. Согласно аудиторскому заключению на такую дату:
1) отсутствовали санкции со стороны регулятора (Банка России)
в отношении российского банка и информация о них;
2) все коммерческие показатели находились в пределах нормативов Банка России;
3) согласно финансовой отчетности не наблюдалось признаков неплатежеспособности и проблем с ликвидностью.

Кроме того, было установлено, что транзакции по сделкам, совершенные российским банком в процессе обычной деятельности, не могут быть оспорены по основаниям п. 1 ст. 61.2 и ст. 61.3 Закона о банкротстве, поскольку цена сделок не превышает 1% стоимости активов должника. На основе доказательств по делу, в том числе собранных защитой в ходе аудиторской экспертизы, был аргументированно сформирован вывод, что оспаривание банковских операций не влечет за собой пополнение конкурсной массы должника (Первого Республиканского Банка).

В связи с этим в ходе рассмотрения дела суд обязал заявителя представить письменное обоснование своей позиции, поскольку требования конкурсного управляющего фактически направлены не на пополнение конкурсной массы должника, а, напротив, на увеличение его кредиторской задолженности.

При таких обстоятельствах конкурсным управляющим заявлен отказ от требований, который принят судом. Определением Арбитражного суда г. Москвы прекращено производство по заявлению конкурсного управляющего в связи с отказом последнего от требований по заявлению.

Действительно, представляется интересным, каким образом развивались бы события, если бы конкурсный управляющий продолжал настаивать на удовлетворении заявления и последствия недействительности были бы применены в виде восстановления обязательств российского банка перед иностранным. Фактически это привело бы к тому, что, используя механизм оспаривания сделок, целями которого являются восстановление прав кредиторов и пополнение конкурсной массы должника, АСВ добилось бы диаметрально противоположной цели в виде появления еще одного кредитора в лице иностранного банка.

Тем не менее, как показывает практика, АСВ практически никогда не отказывается от оспаривания, а суды, к глубокому сожалению бизнес‑сообщества, все чаще и чаще встают на сторону АСВ, удовлетворяя иски и зачастую даже не вникая в существо конкретного спора.

Следует отметить, что в данном случае не последнюю роль сыграла активная роль суда, который, будучи заинтересован аргументами представителей ответчиков, действительно глубоко вник в суть дела, указав АСВ на противоречивость позиции агентства, а квалифицированная юридическая помощь позволила эффективно защитить интересы клиента — иностранного банка.


separator