phone icon+7 (495) 649-87-12
divider

Обзор постановления по апелляционной жалобе ПАО «Сбербанк Россия» по иску ПАО «Транснефть» к ПАО «Сбербанк России»


Юридическая фирма “Надмитов, Иванов и Партнеры” представляет Вашему вниманию обзор постановления по апелляционной жалобе ПАО «Сбербанк Россия» по иску ПАО «Транснефть» к ПАО «Сбербанк России»

Обзор

Предмет иска

Признание сделки недействительной и применение последствий ее недействительности

  • ПАО «Транснефть» обратилось в Арбитражный суд города Москвы с исковым заявлением к ПАО «Сбербанк России» о признании сделки валютный опцион с барьерным условием недействительной и о применении последствий ее недействительности в виде двусторонней реституции путем возврата каждой из сторон всего полученного по сделке.
  • Решением Арбитражного суда города Москвы от 21.06.2017 г. по делу № А40-3903/17 исковые требования удовлетворены в полном объеме.
  • Не согласившись с принятым решением, ответчик обратился в Девятый арбитражный апелляционный суд с апелляционной жалобой, в которой просит решение суда отменить, принять новый судебный акт об отказе в иске в полном объеме.

Обстоятельства дела

Условия валютного опциона с барьерным условием

  • Между истцом и ответчиком заключена сделка валютный опцион с барьерным условием. Сделка является производным финансовым инструментом и представляет собой сочетание двух сделок беспоставочный (расчетный) валютный опцион с барьерным условием – опцион на продажу (пут) долларов США (Сделка 1) и опцион на покупку (колл) долларов США (Сделка 2).
  • К сделке применялось барьерное отлагательное условие: право на исполнение по сделке, а также право на получение платежа и обязательство совершить платеж в случае осуществления права на исполнение по сделке, возникает у соответствующей стороны в случае наступления (обусловлено наступлением) барьерного отлагательного условия. Барьерное отлагательное условие наступает, если в любое время в течение действия сделки текущий курс рубля к доллару США (курс спот) достиг (стал равен) уровня барьерного курса или преодолел (превысил) его. Барьерный курс согласно подтверждению по сделке был установлен в размере 45 руб. 00 коп. за 1 доллар США. Обе сделки предусматривали единую цену исполнения в размере 32,5150 руб. за 1 доллар США. Впоследствии барьерное условие по сделке было изменено на 50 руб. 35 коп. за 1 доллар США путем подписания сторонами подтверждения.
  • ПАО «Сбербанк России» выплатило ПАО «Транснефть» первую часть опционной премии за опцион на покупку (колл) долларов США за вычетом суммы опционной премии, которую должно было выплатить ПАО «Транснефть» в адрес ПАО «Сбербанк России» за опцион на продажу (пут) долларов США.
  • Вторая часть опционной премии по опциону на покупку (колл) долларов была зачтена в счет иных обязательств ПАО «Транснефть» перед ответчиком по иной сделке.
  • В дату истечения срока сделки ПАО «Сбербанк России» направило ПАО «Транснефть» «Подтверждение согласования суммы платежа между ОАО «АК «Транснефть» и ПАО «Сбербанк России», которым уведомило ПАО «Транснефть» о курсе 66,0075000 руб. за 1 доллар США и об обязанности ПАО «Транснефть» произвести выплату в пользу ПАО «Сбербанк России» по опциону на покупку (колл) долларов США.
  • В своем иске в суд первой инстанции ПАО «Транснефть» утверждает, что ПАО «Сбербанк России» ввело его в заблуждение при заключении оспариваемых сделок. В частности, ПАО «Сбербанк России» якобы предложило ПАО «Транснефть» спекулятивную сделку под видом «субсидии» (т.е. под видом возможности уменьшить выплаты ПАО «Транснефть» по облигациям на 1%), не раскрыв информацию о существе сделки.

Выводы суда первой инстанции

Ответчик действовал недобросовестно

  • До заключения оспариваемой сделки у Истца отсутствовал опыт заключения аналогичных расчетных валютных барьерных опционов. В нарушение требований гражданского законодательства о недопустимости незаконного недобросовестного поведения и устоявшихся стандартов поведения Ответчик не раскрыл Истцу полно, достоверно и ясно информацию об условиях заключаемой сделки и механизма исполнения по ней, чрезмерно упростив до степени искажения сути информацию о предлагаемой сделке.
  • Ответчик не проинформировал Истца надлежащим, полным и исчерпывающим образом о всех связанных со сделкой рисках.
  • Суд находит обоснованным доводы Истца об изначальной несправедливости и невыгодности для Истца условий сделки, что не было опровергнуто Ответчиком. Баланс интересов сторон был возможен только в отсутствие изменения курса либо в условиях его ограниченного роста по отношению к рублю.
  • Явная несоразмерность сумм, выплаченных сторонами по сделке друг другу, с учетом указанных выше обстоятельств недобросовестного поведения Ответчика при заключении и исполнении сделки свидетельствуют о заключении сделки на несбалансированных условиях, создающих неоправданные преимущества на стороне Ответчика, не отвечающих указанной в сделке цели.
  • Суд считает доказанным, что ПАО Сбербанк действовало недобросовестно, исключительно в собственных интересах, не могло не понимать отсутствие какой-либо целесообразности для Истца в принятии на себя риска неограниченных убытков посредством заключения предлагаемой Ответчиком сделки, однако игнорируя интересы Истца как своего клиента и пользуясь меньшей осведомленностью Истца, а также непониманием механизмов исполнения по сделке, предложил заведомо не подходящий Истцу финансовый инструмент, сформулированный против интересов Истца, но в интересах Ответчика.

Оспариваемая сделка недействительна в силу ничтожности

  • В связи с этим суд признает, что оспариваемая сделка является недействительной в силу ничтожности.
  • Суд отклоняет ссылку Ответчика в отзыве на иск на истечение сроков исковой давности, так как срок исковой давности по требованиям о признании сделки ничтожной, как совершенной в нарушение явно выраженного в законодательстве запрета на недобросовестное поведение составляет три года со дня, когда началось исполнение ничтожной сделки.

    Суд первой инстанции решил:
    ▪Признать недействительной сделку, заключенную между ПАО «Транснефть» и ПАО «Сбербанк России».
    ▪Применить ПАО «Сбербанк России в пользу ПАО «Транснефть» возмещение государственной пошлины.

Позиции сторон

ПАО «Сбербанк России»: суд неправильно применил нормы материального и процессуального права

Ответчик полагает, что суд не полностью выяснил обстоятельства, имеющие значение для дела, неправильно применил нормы материального и процессуального права, выводы суда не соответствуют обстоятельства дела.
В частности:

  • Суд неправомерно пришел к выводу о ничтожности оспариваемой сделки на основании общей нормы, поскольку по иску подлежали применению специальные нормы, а обстоятельства, на которые ссылался истец, не могут вести к ничтожности оспариваемых сделок, так как специальные нормы предусматривают оспоримость, а не ничтожность сделок.
  • Суд неправомерно отклонил довод ответчика о пропуске истцом срока исковой давности, поскольку предъявление иска, основанного на общей норме, вместо специальной, было направлено на обход годичного срока исковой давности.
  • Истец исполнил оспариваемые сделки, что дало ответчику основания полагаться на их действительность, в связи с чем заявление истца о недействительности оспариваемых сделок не имеет правового значения.
  • Суд не применил нормы материального права, подлежащие применению, поскольку, делая вывод о недобросовестном поведении ответчика как в процессе заключения спорных сделок, так и в последующих договорных отношениях сторон, которое повлекло заблуждение истца относительно существа заключаемых сделок и связанных с их исполнением негативных рисков, тем не менее признал ничтожными оспариваемые сделки на основании общей нормы.
  • Заявитель апелляционной жалобы считает, что правовые основания для удовлетворения иска вообще отсутствуют, поскольку ответчик действовал добросовестно и не имел целью ввести истца в заблуждение.

    Истец
    считает решение суда законным и обоснованным, поскольку суд полно и всесторонне исследовал все обстоятельства, имеющие значение для дела, в результате чего пришел к правильному выводу о ничтожности сделки и удовлетворил иск в полном объеме.

Выводы суда апелляционной инстанции

Стороны находились в равном положении

Суд апелляционной инстанции пришел к следующим выводам:

  • Решение суда первой инстанции подлежит отмене в полном объеме, а иск не подлежит удовлетворению. Суд первой инстанции не применил подлежащие применению нормы материального права и применил нормы материального права, не подлежащие применению.
  • Оспариваемая сделка является действительной и соответствует конструкции опционных договоров. Обе стороны в равной мере определяли условия заключаемой сделки, что подтверждается объемной перепиской. Эти условия были симметричными и не нарушали баланса сторон.
  • Требование истца о недействительности сделки суд апелляционной инстанции признает неправомерным. Заявление о недействительности сделки не имеет правового значения, если ссылающееся на недействительность сделки лицо действует недобросовестно, в частности если его поведение после заключения сделки давало основание другим лицам полагаться на действительность сделки. А истец своими действиями дал основание признать оспариваемые сделки действительными. Так, истец принял исполнение ответчика в виде платежа первой части премии по опциону на покупку (колл) долларов США; истец исполнил свое обязательство по выплате премии ответчику по опциону на продажу (пут) долларов США в виде зачета против его платежа. Кроме того, с момента заключения оспариваемого опциона (колл) и до момента его реализации истец считал его действительным, но надеялся, что основания для его реализации (достижение курса 45 руб. за 1 долл. США) не наступят и он получит чистую выгоду. Даже после реализации опциона и до предъявления, т.е. в течение более чем года, истец считал оспариваемые сделки действительными и никаких претензий не предъявлял.
  • Истец в полной мере осознавал и не мог не осознавать суть оспариваемых сделок и все свои риски, связанные с их заключением и исполнением. До заключения оспариваемых сделок истец располагал предоставленным ответчиком детальным описанием их экономической и юридической сути и возможных рисков от их совершения, а, следовательно, в полной мере осознавал все свои риски. Более того, оспариваемые сделки были одобрены Правлением ПАО «Транснефть» и подписаны обществом. Проект решения Правления ПАО «Транснефть» согласовывался профильными службами общества, в т.ч. департаментом экономики, правовым департаментом, департаментом корпоративного управления.

К сделке применяется годичный срок исковой давности

  • Апелляционный суд не может признать обоснованными выводы суда первой инстанции о том, что истец не является профессиональным участником финансового рынка в области производных финансовых инструментов; заключение сделок с производными финансовыми инструментами не является для истца ни основным, ни дополнительным видом деятельности); итоговое восприятие и итоговое понимание условий сделки (оспариваемых сделок является для истца сложным и затруднительным. С точки зрения Закона о рынке ценных бумаг для признания лица квалифицированным инвестором не проводится различий между различными категориями производных финансовых инструментов (в том числе, предназначены ли они для хеджирования или нет, содержат ли они барьерные условия или нет, имеется ли опыт налогового учета производных финансовых инструментов или нет). Как следует из материалов дела, ПАО «Транснефть» соответствует признакам квалифицированного инвестора. Иные сделки с производными финансовыми инструментами, которые заключало ПАО «Транснефть», ничем не отличаются от оспариваемых сделок, кроме наличия барьерного условия. При этом, как было отмечено выше, это условие было направлено на защиту интересов истца и снижало риски его расходов и убытков.
  • Оспариваемые сделки в принципе не могли быть признаны ничтожными на основании общих норм, поскольку подлежат применению специальные нормы (о недействительности сделки, совершенной под влиянием существенного заблуждения; о недействительности сделки, совершенной под влиянием обмана)
  • Предъявление ПАО «Транснефть» иска, основанного на общих нормах, направлено на обход правила о годичном сроке исковой давности для оспоримых сделок. Целью такого иска было в т.ч. обоснование, что к требованию ПАО «Транснефть» применяется 3-летний, а не годичный срок исковой давности.

    Суд апелляционной инстанции постановил:
    ▪Решение суда первой инстанции отменить.
    ▪В удовлетворении исковых требований ПАО «Транснефть» отказать в полном объеме.
    ▪Взыскать с ПАО «Транснефть» в пользу ПАО «Сбербанк России» возмещение судебных расходов по госпошлине по апелляционной жалобе.


separator